Цифровые технологии и психиатрия

Содержание

Цифровая психотерапия: как новые технологии меняют индустрию психологической помощи / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

Цифровые технологии и психиатрия

О том, как новые технологии внедряются в сферу психического здоровья, а также об исследованиях в области виртуальной реальности и мобильных приложениях для психологической помощи рассказывает психолог и основательница проекта «Душе полезно» Дарья Сучилина.

Во все времена люди в той или иной мере страдали. Вместе со сменой исторических эпох каждое поколение людей сталкивалось с новыми вызовами, которые приходили как снаружи, так и изнутри.

В начале XX века жесткость моральных догм и ущемление женских прав вывели на первый план истерические расстройства, которые вдохновили Фрейда на создание психоанализа — так зародилась психотерапия. В послевоенные годы возникла необходимость в помощи людям, переживающим тяжелую утрату и бессмысленность жизни.

В это же время Виктор Франкл основал экзистенциальный анализ, или логотерапию, которая направлена, в том числе, на поиск смысла жизни даже в самых тяжелых ситуациях. Таких примеров в истории психологии много: в ответ на спрос всегда рождается предложение.

С конца прошлого столетия началась новая эпидемия психических расстройств, во главе которой идут рука об руку депрессия и тревога. Мы живем в мире постоянного информационного пресыщения, шумового загрязнения, перенаселения.

Нас окружают рекламные слоганы и шаблоны, которым надо соответствовать, и дедлайны, которые надо соблюдать, жертвуя сном и семейными ценностями. Жители мегаполисов существуют в состоянии постоянного напряжения, настороженности — борьбы или бегства. Это истощает ресурсы организма, и тело начинает бомбардировать сознание паническими атаками.

В какой-то момент происходит перекос в обратную сторону — депрессию, вместе с которой приходит упадок сил и настроения, утрачивается способность испытывать удовольствие и вообще чего-то хотеть. По данным Всемирной организации здравоохранения, депрессия в наши дни стала самой распространенной в мире причиной, ведущей к нетрудоспособности.

Ужасающе часто тяжелые формы депрессии заканчиваются суицидальными намерениями и попытками, и далеко не всех пациентов удается спасти.

Хорошая новость в том, что ситуация не безнадежна: на сегодняшний день разработано множество эффективных способов работы с депрессией и тревогой.

Совместная работа специалистов в области психического здоровья позволяет влиять на организм как на физиологическом, так и на психологическом уровне, и от этого улучшается текущее самочувствие и качество жизни в целом.

Но есть и плохая новость: за помощью обращается на удивление мало людей — в некоторых странах меньше 10% населения. Многие проводят больше года в тяжелом состоянии, прежде чем решатся обратиться за консультацией.

Психотерапия кажется дорогой, психиатрия — страшной, а чем занимается психолог — вообще непонятно. Эта стигматизация заставляет нас, пси-специалистов, искать такие способы помощи населению, которые бы соответствовали современным запросам, были бы удобными и вызывали бы любопытство.

Этим, в частности, можно объяснить всплеск интереса к психотерапии виртуальной реальностью, приложениям для психологической самопомощи и роботам-психологам с искусственным интеллектом. Насколько же эти средства эффективны и могут ли заменить живых целителей душ? Попробуем разобраться.

Технологии на страже психического здоровья

Мы с вами живем в увлекательное время: нам открыт круглосуточный доступ к какой угодно информации и общению с людьми почти в любой точке планеты.

Ничего подобного не было за всю историю человечества, поэтому и сложно сказать однозначно, хорошо это или плохо.

Несмотря на то что социальные сети и безбрежный цифровой океан породили целый ряд новых неврозов и проблем, ученые и психологи стараются все же брать на вооружение преимущества технологического прогресса.

Психолог, который всегда с тобой

Начнем с того, что современные средства коммуникации предоставляют гораздо больший выбор форм общения. Благодаря видеоконференциям и мессенджерам общаться с психологом или психотерапевтом можно из дома, офиса — да хоть из вагона метро.

Разрабатываются отдельные протоколы и этические стандарты онлайн-психотерапии, а специальные кодировки сохраняют конфиденциальность переписки, телефонных разговоров или видеозвонков.

Это все значительно облегчает клиентам и пациентам процесс обращения за помощью и снижает риск отговорок и сопротивления. Такими инновациями, однако, уже никого не удивишь.

Мобильные приложения — вот настоящий подарок судьбы. Сегодня они позволяют фиксировать собственный прогресс в самопознании или, скажем, предостерегают от потенциальных опасностей.

Например, в MoodKit можно отслеживать собственное негативное мышление, вести журнал настроения и планировать активности, которые помогут по-новому выстраивать свою жизнь изо дня в день.

Некоторые приложения, такие как Mobilyze, отслеживают местоположение пользователя и активность его социальных взаимодействий онлайн и в реальной жизни, чтобы вовремя распознать первые признаки депрессии. И это не говоря уже о многочисленных приложениях для медитации и поддержания здорового образа жизни.

Вся наша жизнь — компьютерная игра

Одно из наиболее перспективных направлений в психотерапии нового времени — это использование виртуальной реальности. Клинические психологи и нейробиологи активно исследуют возможности применения VR-очков в лечении депрессии и последствий психических травм, а также при подготовке специалистов помогающих профессий.

Например, в Университете Барселоны был проведен эксперимент, в рамках которого люди на камеру описывали свои психологические проблемы, а затем при помощи очков виртуальной реальности смотрели на себя со стороны и проводили самим себе психологические консультации.

Наиболее эффективных результатов удалось достичь тогда, когда участники перевоплощались в Зигмунда Фрейда: эта иллюзия, по всей видимости, вселяла в них уверенность в собственной компетентности.

В другом VR-исследовании, проведенном совместно командами Университетского колледжа Лондона и Университета Барселоны, испытуемые управляли персонажем, чтобы тот утешил расстроенного ребенка.

Затем в формате виртуальной реальности они сами оказывались на месте персонажа, по отношению к которому проявляют тепло и поддержку.

Ощутив на себе собственное неподдельное сострадание, участники встали на путь отказа от самокритики, научились по-новому обращаться со своими переживаниями, и в результате у них значительно снизилась выраженность депрессивных симптомов.

Кроме того, на основе виртуальной реальности разрабатываются компьютерные программы и мобильные приложения для оказания психологической помощи. Так, Virtual Reality Medical Center позволяет симулировать ситуации, вызывающие у пациента тревогу.

Одновременно с этим устройство биологической обратной связи фиксирует физиологические показатели стресса, такие как пульс, дыхательный ритм и кожно-гальваническая реакция, и пациент учится усилием воли ослаблять выраженность своей тревоги и паники в трудных ситуациях — а затем переносит этот опыт произвольной саморегуляции в реальную жизнь.

Привет, Siri, у меня депрессия

И все же самая захватывающая и загадочная область в психотерапии XXI века — это, конечно же, искусственный интеллект.

В прошлом месяце по Сети разошлась новость о том, что Эндрю Ын (Andrew Ng), сооснователь проекта по созданию самообучающегося искусственного интеллекта Google Brain, возглавит работу над чат-ботом-психотерапевтом Woebot, которым занимаются ученые Стэнфордского университета.

Этот чат-бот позволяет пациентам с депрессией и тревожными расстройствами вести переписку в ключе когнитивно-поведенческой психотерапии (КПТ) — наиболее структурированного и эффективного направления по работе с такими состояниями.

Этот подход основывается на идее того, что источником психологических проблем и страдания являются не сами события, которые с нами происходят, а наше отношение к ним. В связи с этим в работе становится главным не то, что вы пережили в детстве или что вас пугает в будущем, а то, как вы себя ведете и чувствуете прямо сейчас.

Если изменить свои текущие мысли и поведение, это поможет выстроить более адекватную и реалистичную картину мира и чувствовать себя лучше в любой момент времени. Именно поэтому заботливый Woebot будет вам подсказывать, когда вы по отношению к себе несправедливы или делаете слишком обобщенные выводы.

Скажем, после ссоры с супругом или супругой вы пожалуетесь чат-боту, что вас никто не любит и не понимает, а он вам ответит, что это когнитивная ошибка, которая искажает ваше мышление. В подтверждение своей правоты он еще и приведет целый ряд примеров из вашей же жизни, чтобы опровергнуть ваши деструктивные убеждения.

И это, конечно, только один из аспектов его работы и постоянного самообучения.

Помогут ли нам роботы-психотерапевты?

Исследования показывают, что КПТ одинаково эффективна как при общении с психотерапевтом лицом к лицу, так и в онлайн-формате.

Так почему бы не передать эти обязанности самообучающейся машине, которая способна оставаться на связи круглосуточно без выходных и перерыва на сон, при этом придерживаясь самых эффективных протоколов и настраиваясь на индивидуальную картину мира клиента? К тому же это лишает пациентов необходимости открывать душу перед незнакомым человеком, надеясь на его компетентность и соблюдение этических норм…

Сами разработчики Woebot утверждают, что вовсе не стремятся лишить живых психотерапевтов их рабочих мест, а лишь стараются предоставить желающим альтернативу.

И все же идея роботов-терапевтов встречает неоднозначные отклики в научном и практическом сообществе.

За компетентным мнением мы обратились к Николаю Павлову, клиническому психологу, когнитивно-поведенческому психотерапевту, первому в России тренеру в области терапии принятия и ответственности (Acceptance and Commitment Therapy).

«Я думаю, что применение роботов-психотерапевтов будет очень ограниченно до тех пор, пока не появятся андроиды, как из романов Айзека Азимова, настолько схожие с человеком, что их можно спутать, — считает Николай.

— Потому что психотерапия — это не технология, а человеческие отношения, которые во многом зависят от личности психотерапевта, его опыта, коммуникативных навыков, уровня сострадания и веры в свой метод. Психотерапевтическая модель — это всего лишь способ организации терапевтического мышления.

Да, есть исследования эффективности и продуктивности, но они не отражают деталей, а именно в них и заключается „секретный ингредиент“. Однако роботы могут заменить первичный прием и базовую диагностику. Например, Университет Джонса Хопкинса на платформе Coursera предлагает курс первой психологической помощи людям, пережившим катастрофы.

Суть этого метода в протоколе, призванном отсеять тех, кто справляется сам, от тех, кому нужна экстренная помощь. Это [искусственный интеллект] будет важным подспорьем в работе психотерапевтов, которое позволит снизить нагрузку первичного приема и сортировки пациентов».

Действительно, на сегодняшний день людей с психологическими проблемами и тяжелыми расстройствами гораздо больше, чем специалистов, способных с этим справиться.

Частично эта проблема решается разработкой унифицированных протоколов лечения и доказательных моделей психотерапии, которые призваны решить как можно более широкий круг проблем как можно эффективнее.

Для робота усвоить эти четкие критерии и последовательность действий — как нечего делать. И в этом смысле разработчики AI-психотерапии вряд ли станут останавливаться на достигнутом.

Уравновешенное будущее

Только представьте, каким может стать наше психологически-технологическое будущее… Едва заметные устройства всегда с вами или даже крепятся к телу, как некоторые популярные уже сейчас фитнес-гаджеты.

Они общаются с вашим смартфоном и создают цифровую картотеку данных о ваших перемещениях через GPS, фиксируют ваше самочувствие и взаимодействие с другими людьми в Cети или реальной жизни.

На основе этой виртуальной модели вашей жизни приложение помогает вам избавляться от вредных привычек, подсказывает наиболее продуктивные решения и дает советы в плане личностного роста и самосовершенствования — вообще всячески способствует улучшению качества жизни.

Может, уже скоро естественно будет «хранить» в телефоне сразу несколько интеллектуальных помощников и обращаться к ним за рекомендациями, как к членам совета директоров.

Эти «очеловеченные» технологии в контексте психологической помощи, коучинга или самопознания могут достичь статуса «аксессуаров идентичности» — стать инструментами, при помощи которых мы будем ваять, словно скульптуру из мрамора, свою личность и поведение.

Живые устройства с собственным интеллектом станут спутниками жизни, и это сильно изменит наши отношения с ними. Они станут нашими доверенными лицами, почти друзьями, которые всегда рядом, когда мы нуждаемся в поддержке.

Мир вокруг будет становиться все более шумным и суетливым, а их оцифрованный, но все же мягкий и понимающий голос, как в фильме «Она» (Her), будет неизменно возвращать нам ощущение безопасности и почти человеческого тепла.

Только вот кто поможет роботу-психотерапевту, когда тот сам столкнется с экзистенциальными данностями своего виртуального бытия?

Источник: http://posta-magazine.ru/psychology/digital-psychology

Цифровые технологии и психиатрия

Цифровые технологии и психиатрия

Организации здравоохранения во всем мире не справляются с бременем психических расстройств. Только 35-50% нуждающихся людей получают хотя бы некоторое базовое лечение. Это справедливо для стран с высоким уровнем дохода. Для страны с низким и средним уровнем доходов эти цифры уже 76-85%.

Причины этого дисбаланса варьируются от ограниченного доступа к диагностике и лечению до невозможности идентифицировать проблему.

Ассоциации здравоохранения, исследователи и технологические компании вкладывают большие средства в борьбу с проблемами психического здоровья. В этом контексте цифровые технологии находятся в центре внимания.

Цифровое здравоохранение, телемедицина и перспективные применения Интернета вещей, искусственного интеллекта находят все большее применение.

Википедия

Применение цифровых технологий в психиатрии

В данном обзоре рассмотрим некоторые применения работ в области цифровых технологий в психиатрии на примере созданной в 2017 году.

Стэнфордской лаборатории инноваций и предпринимательства в области мозга Brainstorm (Stanford Laboratory for Brain Health Innovation and Entrepreneurship). В своей работе она адаптирует биопсихосоциальную модель болезни для решения проблем на системном уровне.

По мнению специалистов Brainstorm, современными решениями в области психиатрии являются: текстовые сообщения, видеоконференции, приложения для мобильных телефонов, новые областей развития виртуальной реальности, дополненной реальности, отслеживания поведения, а также носимые сенсоры и чатботы.

Одной из самых больших проблем в клинической психиатрической практике является отсутствие объективных измерений для информирования о принятии клинических решений.

Новые технологии позволяют получить ранее не измеряемые данные, которые от уровня индивидуальных пациентов могут быть объединены в более крупные базы данных, называемые «большими данными (big data)».

Например, поведенческие модели (депрессивный пациент, чье число ежедневных шагов внезапно снижается) отслеживаются с течением времени.

Вот как иллюстрирует возможности цифровых платформ для психиатрии  профессор Уолтер Гринлиф из Brainstorm.

Скрининг, идентификация и диагностика

В этих областях психиатрия, в первую очередь, полагалась на клиническую оценку и самоотчет. К сожалению, это может стать приводить к несвоевременности в терапии и профилактике. Согласно NIMH, применяемая в настоящее время методика скрининга и диагностики приводит к средней задержке между появлением симптомов и вмешательством от 8 до 10 лет.

Цифровые решения направлены на решение этих проблем и помощь клиницистам в получении и использовании качественной объективной информации. Ярким примером является цифровое фенотипирование. Это процесс сбора данных, собранных от различных технологий (например, сенсоры и смартфоны), и превращение этих данных в клинически значимую информацию.

Например, смартфон может собирать информацию о том, сколько пациентов перемещается или взаимодействует с другими; эта информация может быть собрана либо активно путем прямого ввода от пользователей, либо пассивно, используя такие функции, как GPS или журналы исходящих вызовов и сообщений.

Данные могут использоваться для скрининга, диагностики, профилактики и лечения заболеваний, и исследователи начали изучать точность и потенциал этих инструментов.

Терапевтические вмешательства

Телепсихиатрия, не будучи формально форматом лечения, стала одним из первых методов контактов с пациентами для диагностики и лечения.

Сегодня, используя форматы аудио, видео и текст, клиницисты могут консультироваться с коллегами или оказывать помощь пациентам.

Телепсихиатрия может быть столь же эффективным, как и индивидуальное лечение с точки зрения точности диагностики, эффективности лечения и качества медицинской помощи.

Одной из наиболее быстрорастущих областей технологии является когнитивная поведенческая терапия, которая хорошо поддается цифровой обработке.

Мета-анализ в 2014 году показал, что ориентированная на Интернет КПТ была столь же эффективной, как и непосредственный контакт с пациентом.

Как результат, было создано большое количество продуктов КПТ – как для академических, так и для прикладных целей.

Интернет КПТ или специальные приложения могут решать многие проблемы, включая депрессию, беспокойство, расстройства питания, социальную тревогу, бессонницу и наркоманию.

Виртуальная реальность и дополненная реальность предоставляют уникальную возможность для лечения пациентов.

Виртуальная реальность создает виртуальный компьютерный мир для пользователя, который может использовать наушники; дополненная реальность объединяет реальный мир с виртуальным миром, чтобы для взаимодействия со своей средой.

ПТСР и фобии особенно хорошо подходят для виртуальной реальности, что создает имитируемую среду. Пациенты подвергаются травматическим или вызывающих страх ситуациям и изучают соответствующие ответы.

Виртуальная реальность также использовалась для таких условий, как алкогольная зависимость (имитация бара, чтобы помочь приобрести навыки для избегания употребления алкоголя), расстройства аутистического спектра (обучение распознаванию эмоций) и боль (с использованием методов отвлечения внимания, что привело к снижению потребности в анестезии и опиоидных препаратах).

Новейшим технологическим средством является чатбот — компьютерный алгоритм, который использует искусственный интеллект, чтобы имитировать разговор с пациентами таким образом, который может быть использован для лечения.

Подобно тому, как боты могут использоваться, чтобы помочь людям совершать покупки в Интернете, их можно обучить понимать эмоциональные реакции и соответственно реагировать.

До сих пор чатботы использовались в терапии как средство КПТ для случаев депрессии и беспокойства.

Первое мероприятие, проведенное Brainstorm, представляло собой соревнование между исследователями, которые разработали продукты виртуальной реальности для диагностики и лечения психических заболеваний. Оно проводилось стиле известного реалити шоу Shark Tank.

Оно входило в программу ежегодной конференции Стэнфорда «Инновации в психиатрии и поведенческом здоровье» в октябре 2017 года. В финале встретились шесть команд.

Среди них были старшеклассники, которая представляли игру виртуальной реальности, которая имитирует заболевание шизофренией, и команда исследователей из Медицинского колледжа Висконсина, которая разработала видеоигру для преодоления тревоги в реальном времени.

Победителем конкурса стала исследовательская группа из Университета Саймона Фрейзера в Канаде, которая изучает использование нейросенсоров, связанных с системой виртуальной реальности, призванной помочь определить, что может спровоцировать рецидив у выздоравливающего наркомана.

Литература

При подготовке обзора были использованы материалы лаборатории Brainstorm

Веб-сайт компании:

https://www.stanfordbrainstorm.com

Материал подготовил

Владимир Кузнецов МедТехИнфо t.me/MedTechInfo

[email protected]

Источник: https://medicalinsider.ru/news/cifrovye-tekhnologii-i-psikhiatriya/

Психиатрия – современные методы диагностики и лечения

Цифровые технологии и психиатрия

Психиатрия – область медицины, предметом рассмотрения которой являются психические расстройства (от греч. «психе» – душа).

Что такое современная психиатрия?

Бытует мнение, что психические заболевания не поддаются лечению, а лечение психических заболеваний сводится к подавлению симптомов – особенно распространено это мнение среди жителей стран бывшего СССР.

Связано это, скорее всего с тем, что в СССР, как и во многих других тоталитарных странах, психиатрия выполняла в том числе и карательную роль.

До сих пор в таких странах люди, нуждающиеся в помощи психиатра и их близкие, часто скрывают заболевание, считая его стыдным, а лечение в психиатрической клинике – опасным.

Психиатрия за рубежом лишена этого ореола страха. Лечение проводится исключительно методами доказательной медицины, права человека соблюдаются неукоснительно, и безопасность – одно из главных условий проводимой терапии.

Современная медицинская психиатрия имеет в своем арсенале широкий спектр действенных средств, эффективных лекарственных препаратов, чтобы успешно справляться с большинством психических расстройств.

Даже неизлечимые заболевания обычно удается взять под контроль, и при медикаментозной поддержке пациенты могут вести полноценную жизнь, не страдая.

Детская психиатрия

Детская психиатрия – важнейший и актуальнейший раздел общей психиатрии, поскольку к сожалению, во всем мире растет количество детей с теми или иными психическими проблемами.

Детская психика весьма уязвима, а информационное пространство, в котором живет ребенок, перегружено.

Поток информации, зачастую негативной, психо-эмоциональное давление, которому подвергается психика ребенка в школе и не только, нездоровая обстановка в семьях – все это причины, по которым детская психиатрия является одним из самых востребованных направлений.

Обращаясь в центр психиатрии за рубежом, родители и ребенок могут быть уверены в бережном обращении и в наличии действенных психокоррекционных методик.

Направления психиатрической помощи

Клиническая психиатрия за границей оказывает действенную помощь по следующим направлениям:

  • острые и хронические психозы (в т. ч. фобии, панические атаки, реактивный психоз);
  • биполярное расстройство;
  • шизофрения;
  • эпилепсия;
  • аутизм;
  • расстройства пищевого поведения (булимия, анорексия);
  • все виды зависимостей (наркотическая, алкогольная, лекарственная, игровая и т. п.);
  • последствия стресса, в том числе и хронического, повышение стрессоустойчивости;
  • тяжелые формы бессонницы;
  • расстройства личности (психопатии);
  • психосоматические расстройства.

Психиатрическая помощь: методы лечения

Клиники психиатрии за границей предлагают два варианта лечения психических заболеваний: в амбулаторных условиях и в стационаре.

При амбулаторном лечении пациент приезжает в назначенные дни в отделение психиатрии для проведения процедур либо психотерапевтических занятий.

Стационарное лечение подразумевает пребывание пациента в психиатрическом отделении под постоянным контролем специалистов. Решение о том, какой вариант лечения предпочтителен, принимается врачом с согласия пациента и его близких.

Психиатрическая помощь включает следующие методы:

  • психофармакотерапия;
  • психотерапия;
  • биологическая психиатрия;
  • психохирургия (в настоящее время применяется при тяжелых формах эпилепсии);
  • арттерапия;
  • трудотерапия;
  • анималотерапия;
  • социальная реабилитация.

Практикуется принцип индивидуального подхода к лечению каждого пациента. Каждый пациент, прибывший на лечение в центр психиатрии, обеспечивается персональной программой лечения, которая составляется на основе результатов проведенной диагностики.

Терапия производится с учетом особенностей организма пациента, противопоказаний к тем или иным методам терапии, с оценкой возможных рисков. Лечащий врач и другой медицинский персонал постоянно контролируют состояние пациента как в период основного лечения, так и во время реабилитации.

Большое значение придается физическому и психологическому комфорту пациента.

Психиатрия за границей: помощь в организации лечения

Если вас интересует более подробная, детализированная информация о том, как получить качественную психиатрическую помощь, свяжитесь с нами при помощи онлайн формы.

Вас проконсультирует квалифицированный специалист, поможет составить смету на лечение, организовать поездку в институт психиатрии или клинику, расположенную удобно для пациента и имеющую максимум возможности для эффективного лечения. 

Источник: https://ru.unimed.org/%D0%BE%D1%82%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5/%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%B8%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%8F

Цифровой диагноз –

Цифровые технологии и психиатрия

Телематика и компьютерный анализ данных, датчики состояния здоровья и когнитивные технологии, онлайн-запись к врачам и дистанционный прием, медицинские гаджеты и приложения для смартфонов.

Таковы направления развития информационных технологий в медицине.

По мнению экспертов, опрошенных «Профилем», через 5–10 лет постоянным мониторингом состояния здоровья «будут заниматься большие роботы и маленькие гаджеты».

Медицина и мониторинг состояния здоровья,  с одной стороны, – высокотехнологичная сфера. С другой – российский рынок здравоохранения, особенно государственная его часть, очень осторожен и нетороплив.

Однако, несмотря на всю консервативность российского медицинского рынка, базовая информатизация большей части российского здравоохранения уже состоялась: медицинские учреждения подключились к интернету, пациенты могут записываться на прием к врачам онлайн.

Теперь же идет расширение и совершенствование уже существующей системы – интеграция информационных систем на региональном и федеральном уровне, развивается телемедицина, поликлиники переходят к использованию единой медицинской карты.

В результате, по итогам 2014 года, объем бюджетных затрат на информационные технологии (ИТ) в здравоохранении превысил 6,5 млрд рублей, подсчитали эксперты-аналитики Vademecum.

Big Data и гаджеты

Основной глобальный тренд в области информатизации медицины, в том числе спортивной, – Big Data («большие данные» – обширные массивы глобальных неструктурированных данных), которые обрабатываются при помощи когнитивных технологий. Таким образом, возможно объединение архивов исследований, да и вообще всех накопленных знаний по какой-либо теме в одно глобальное мета-исследование.

«Когнитивные технологии представляют собой совокупность математических методов, алгоритмов и компьютерных технологий, которые позволяют создать умные машины», – объясняет руководитель дирекции «Технософт» компании «Техносерв» Сергей Строганов.

Глубокое обучение – один из наиболее успешных подходов для решения отдельных задач при помощи когнитивных методов, отмечает Строганов.

При данном подходе используются глубокие (то есть с большим количеством слоев и сложными зависимостями, способные извлечь мельчайшие абстрактные признаки) нейронные сети различных типов, которые позволяют задействовать широкий класс алгоритмов в зависимости от данных, на которых они обучаются.

Такие технологии могут применяться в медицине, например, для анализа изображений с УЗИ, МРТ, рентгеновских снимков, анализа историй болезней и выдачи рекомендаций на их основе, создания умных протезов, управляемых через нейроинтерфейс (в том числе для восстановления моторных функций).

«Рекомендательные системы, системы контроля и поддержки принятия клинических решений позволят сделать с лечебной работой то же самое, что произошло со многими другими формами интеллектуального труда, – освободить врача от рутины и зубрежки, помогут ему не совершать ошибок по невнимательности. Фактически в профессию врача – очень ответственную и романтическую – приходит «автопилот», – говорит руководитель проекта «Здоровье@Mail.Ru» Евгений Паперный. Правда, отмечает он, последнее актуально прежде всего для тех стран, где время врача стоит очень дорого.

Пример использования когнитивных технологий – приложение Workplace Health, созданное американской кардиологической ассоциацией. Приложение использует возможности системы IBM Watson: она будет осуществлять осмысление аналитических данных и таким образом поможет выработать рекомендации работодателям по поддержанию здоровья своих сотрудников.

К примеру, Watson подскажет, как корпорациям правильно создавать и адаптировать медицинские страховые и оздоровительные программы для сотрудников, чтобы это способствовало качественному улучшению их здоровья.

Инициатива призвана снизить риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, которым на сегодняшний день подвержено более 85 миллионов американцев.

Второй по важности тренд – портативные устройства, в первую очередь интегрированные с телефоном и часами.

«Самостоятельные фитнес- и медицинские трекеры существуют, но при всей популярности их распространение не сравнимо с количеством пользователей смартфонов.

Поэтому самое интересное – это получать медицинские/фитнес-данные при помощи существующих датчиков», – считает Евгений Паперный. Область датчиков физиологических параметров также называют Quantified Self или Internet of Me.

Так, в базовую поставку обычного iPhone входит не только приложение Health, но и фреймворки ResearchKit и CareKit, позволяющие разрабатывать медицинские приложения, поясняет он.

«В результате выяснилось, что для оценки динамики течения болезни Паркинсона не нужно лишних анализов: результат можно получить на основе анализа движений пациента или паттернов дрожания его ых связок.

Одновременно с новым лекарственным препаратом фармкомпания может выпустить мобильное приложение, которое контролирует его прием или позволяет сообщать о побочных явлениях», – рассуждает он.

В будущем же эта технология приведет к тому, что визит к врачу не будет сопровождаться вопросами типа «чем болели и какие анализы делали?»: врач сможет быстро ознакомиться с показаниями сенсоров, которые уже проанализированы с использованием технологий «больших данных», быстро поставить диагноз и определить требуемое лечение, диету или режим, прогнозирует директор по отраслевым решениям департамента ИТ и ЦОД компании Huawei в России Алексей Шалагинов.

То же относится и к спортивной медицине, причем возможности использования здесь еще шире, отмечает Шалагинов. К примеру, по полученной с датчиков информации страховые компании смогут определять персонализированную стоимость страховки клиента.

«Отстаем на пару лет по технологиям, на 50 – по менеджменту»

Впрочем, эксперты отмечают: российский рынок пока еще очень далек от применения подобных систем. «Российский рынок пока только приближается к осознанию необходимости таких медицинских систем.

Например, цифра в 50% использования медицинских сенсоров пациентами в развитых странах в России едва ли составляет единицы процентов, причем в лучшем случае пациент может показать свой смартфон врачу на приеме с информацией о длительности фаз легкого или глубокого сна,  – сетует Алексей Шалагинов.

– Верхом информатизации российской медицины пока является высылка результатов анализов на электронную почту пациента».

По оценке Евгения Паперного, Россия отстает от лидеров рынка на пару лет по технологическим и интеллектуальным возможностям, на 10 лет – по уровню образования и академической подготовке и на 50 лет – по качеству менеджмента в отрасли.

«У нас упущен момент, когда можно было создать хорошую централизованную медицинскую систему в масштабах всей страны. Каждый регион успел создать свои системы, и теперь объединить их в нечто единое очень сложно.

Это уже создает проблемы, причем на всех уровнях», – добавляет Паперный.

К примеру, у существующих в России коммерческих систем для записи в лечебные учреждения, крупнейшие из которых – DocDoc и «ИнфоДоктор», нет полноценной интеграции с медицинскими информационными системами (МИС) лечебно-профилактических учреждений. В результате пациент не может увидеть, когда у того или иного врача есть «окно». Причина – отсутствие адекватной стандартизации интерфейсов и услуг.

«Отсутствие утвержденных стандартов оказания медицинской помощи, обязательных для применения на всей территории страны, препятствует проникновению информационных технологий, – считает руководитель направления цифрового здравоохранения ГК «ФОРС» Александр Антипов.

Кроме того, в России нет единого реестра диагностических процедур, из-за чего в разных клиниках одни и те же анализы и исследования называются по-разному. Например, в одном учреждении пишут: «исследование желудка с введением контрастного вещества», в другом – «рентген желудка с контрастом». Для автоматизированных систем это далеко не синонимы.

Однако, по мнению Антипова, главное не технологии, а менталитет. «В отличие от многих других стран, у нас крайне плохо обстоят дела с профилактикой и предупреждением заболеваний.

Отсутствуют государственные программы предупредительной диагностики, скринингов и т. д., – говорит эксперт.

– Да и сами граждане относятся к своему здоровью крайне легкомысленно, добровольное медицинское страхование действует преимущественно в корпоративном секторе».

Прогнозы

Рынок электронной медицины очень диверсифицирован, из-за чего сложно дать прогнозы по его развитию в целом, отмечают аналитики.

По данным аналитической компании PriceWaterhouseCoopers, в течение следующих 5–7 лет наибольшими темпами будет развиваться диагностический сегмент электронной медицины с годовым ростом 15%, поскольку число пациентов в мире с хроническими заболеваниями, по данным американского центра контроля и предотвращения болезней Center for Decease Control and Prevention, продолжает расти.

Рынок «мобильной медицины» (mHealth) будет расти наиболее быстро, со среднегодовым темпом роста 27% в течение следующих пяти лет, прогнозируют аналитики PWC.

По данным американской телемедицинской ассоциации (АТА), число пациентов, использующих mHealth, увеличилось в несколько раз с 2000-го по 2015 год, а число загрузок приложений мобильной медицины составило в Северной Америке 44 млн в 2015 году.

«По информации ГНИИ ЦПМ МЗ РФ, более половины российских пользователей смартфонов готовы к использованию технологий мобильного здравоохранения (mHealth), более 10% опрошенных готовы к оплате данного вида услуг, – сообщил Александр Антипов.

 – По результатам их исследований, использование услуг персонального мониторинга существенно повышает приверженность пациентов назначенному лечению и, как следствие, приводит к снижению числа госпитализаций и повышению качества жизни. Аналогичные результаты были продемонстрированы и в ходе наших пилотных проектов в лечебных учреждениях по использованию платформы дистанционного мониторинга REMSMED для ведения хронических больных».

В медицине основами прорыва являются миниатюризация элементной базы, повышение автономности источников питания, отмечает Сергей Строганов. Этот тренд также будет активно развиваться в ближайшие годы, прогнозирует он.

«Уже сегодня автономные капсулы передвигаются по пищеварительной системе, давая изображение в режиме онлайн. Они же зачастую являются исполнительными механизмами. Кровеносная система осваивается сейчас. Расширение зоны проникновения в сосуды от более крупного сечения к более мелкому – это то, что мы наблюдаем ежедневно», – поясняет он.

«Можно надеяться, что через 5 лет врач будет не только ставить диагноз, выписывать электронный рецепт на медикаменты, но и рекомендовать пациенту наиболее подходящее мобильное приложение, – уверен Антипов.

 – Врач сможет предлагать услугу персонального мониторинга с использованием носимого медицинского измерительного устройства, не изменяющего привычное качество жизни, но при этом осуществляющего контроль целого набора значимых физиологических параметров организма».

XXI век явно становится веком медицины, оптимистично полагает Евгений Паперный. По его прогнозу, в течение года в России будет принят закон о телемедицине.

Через пять лет появится дистанционная доставка лекарств, лицензирование врачей, облегчающее частную практику, а до 20% медицинских услуг будут оказываться дистанционно (в пределе около 60% будет дистанционно).

«За рубежом через пять – десять лет любое медицинское решение и назначение будет проверяться и поддерживаться системами искусственного интеллекта, а мониторингом (постоянным!) состояния здоровья будут заниматься большие роботы и маленькие гаджеты», – ожидает Паперный.

Источник: https://profile.ru/economy/tsifrovoj-diagnoz-10193/

Как цифровые технологии изменят сферу здравоохранения

Цифровые технологии и психиатрия

Очевидно, что медицина, как и все остальные сферы нашей жизни, становится современнее. Но этого недостаточно, и мы стремимся полностью изменить эту отрасль, сделав ее эффективной и технологичной.

Что нас ожидает на этом пути и стоит ли вообще ждать революции в здравоохранении?

В 2014 году инвестирование в стартапы, сферами интереса которых являются медицина и здоровье, достигло объемов в $3,5 миллиарда.

Это в четыре раза больше суммы, вложенной в такие компании в 2010 году. Очевидно, что мы очень близки к революции в системе здравоохранения. Но для того, чтобы медицинская сфера действительно кардинально изменилась, нам предстоит пройти через множество испытаний.

Если получится, нас ожидают прекрасные больницы будущего, где нет места очередям, уставшим врачам и бюрократии.

Шаг первый: модернизировать систему

Coffee Regional

Первый и, наверное, самый сложный этап такой революции заключается в установке коммуникации между медициной и миром технологий. Необходимо установить связь между теми процессами, которые происходят в больницах, и современными тенденциями вообще.

Попросту говоря, нужно «подключить» здравоохранение к тем технологиям и процессам, которые уже реализованы в других местах. Кажется, это просто, но проблема заключается в общей отсталости сферы медицины. Например, большинство докторов и медработников не могут назвать точное количество времени, необходимое для той или иной процедуры.

И даже если постараться оцифровать весь процесс, используя существующее медицинское оборудование, мы столкнемся с тем, что оно невероятно устарело.

HuffingtonPostКроме того, существует и денежная проблема. Зачастую в больницах требуют небольшую плату за проведение тестов и услуг. Стимул ясен: делают больше процедур, получают больше денег.

Если же процесс лечения будет документироваться и отслеживаться в реальном времени с помощью беспристрастных цифровых помощников, назначение ненужных пациенту процедур станет попросту невозможным.

С одной стороны, это хорошо, ведь будут назначаться только необходимые процедуры, а пациент будет точно знать, за что он платит. С другой стороны, необходимо все-таки установить конкретную сумму, ведь госпитали не захотят терять все свои деньги.

Как именно вычислить оптимальный размер денежной суммы? Исходить из возможностей пациентов или потребностей больниц? В любом случае, нормированные цены на медицинские услуги должны появиться к 2018 году, иначе цифровая медицина застрянет на пути своего развития.

Шаг второй: найти эталон

Health Gauge

Результаты проведенных тестов сегодня сравниваются с метриками, устаревшими десятилетия назад. Мир меняется, человеческое здоровье адаптируется под новые процессы, и мы просто не можем себе позволить полагаться на старые нормы. Как найти эталон для современного homo sapiens? Первые шаги уже делаются.

Например, компания Epic сотрудничает с Apple HealthKit, чтобы создать первые программы для тяжелобольных пациентов. Конечно, им предстоит еще много работы.

Зато, если получится создать систему, отслеживающую большое количество пациентов, мы сможем получить новые данные о хронических и сложных заболеваниях и оказывать не только необходимую помощь каждому больному, но и глубже понимать природу того или иного недуга.

Шаг третий: выйти за рамки

E-Health

Основной характеристикой цифровой медицины должна стать возможность получать уход и помощь за пределами больницы. Более того, ваш собственный дом может быть основным местом для проведения консультаций и наблюдения. Нет очередей и ожидания, а время, часто критически необходимое больному, тратится оптимальным способом.

Чтобы открыть такой «второй фронт», нужен новый способ коммуникации между доктором и пациентом. Осуществить это можно с помощью технологии Telehealth, которая позволяет врачам отслеживать состояние здоровья больного благодаря носимым гаджетам, встроенным в доме сенсорам и прямым звонкам.

Развитие этой сферы поможет избежать ненужной и дорогой госпитализации, визитов в больницу и повторных консультаций.

NBC

Уже существует и медицинское оборудование, которое станет частью этой системы. Например, создан ингалятор Propeller, оборудованный специальными датчиками. Он может отслеживать, как часто пациент использует устройство, отправляет уведомления и статистику доктору, подает сигнал о проблемах или изменениях в лечении.

Шаг четвертый: сделать все красиво

PR Web

Мало создать эффективную систему. Люди любят глазами, и нужно сделать так, чтобы им хотелось пользоваться «новой медициной» , чтобы она им нравилась и они ей доверяли. Подобно тому, как Apple создала модный вариант смарт-часов вместе с Hermes, необходимо разработать стильные девайсы и для здравоохранения.

Стартап Lively представил свой носимый гаджет. Он может получать информацию с датчиков и сенсоров, расположенных в доме, уведомить членов семьи о том, что пора кушать, собирать статистику о том, как каждый из вас провел свой день.

При этом часы от Lively симпатично выглядят и, скорее всего, понравятся большинству пользователей.

Кажется, изменения, которые нужно провести в сферы медицины, выходят далеко за рамки того, что принято называть модернизацией. И это действительно так: мы не говорим о том, чтобы сделать здравоохранение более современным. Мы хотим революции в медицине.

По материалам TechCrunch.

Источник: https://Lifehacker.ru/kak-tsifrovye-tehnologii-izmenyat-sferu-zdravoohraneniya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.